Муж решил, что вокруг слишком много шикарных дам и пожелал свободы

Хорошо, получишь что захотел. Только вот что, Петя, не надо алиментов. Детей я оставляю с тобой, а сама буду платить за их содержание и вот еще…
👍👍👍

Жили-были в законном браке Людмила Александровна и Петр Семенович Одинцовы. Сошлись эти граждане, будучи студентами, в процессе встреч и интимных свиданий очень сильно понравились друг другу и потому, долго не раздумывая, окольцевались в загсе.

После символического действа, не мудрствуя лукаво, начали претворять в жизнь программу максимум. Кушали суп с фрикадельками и пили чай на кухне; исправно покупали ложки, вилки, ножи, телевизор, второй телевизор, всяческую мебель; взяли кредит на покупку машины; настрогали в уютном полумраке спальни мальчика и девочку; каждые выходные выезжали на дачу; раз в два года посещали какой-нибудь заморский курорт.

Петр Семенович не любил тещу. Людмила Александровна не переваривала свекровь. Все было как у людей. Сплошное незамутненное счастье. Впрочем, о карьере тоже не забывали. Она имела репутацию прекрасного гинеколога и полностью оправдывала ее. Он пошел на государственную службу и трудился в городской мэрии на благо родного города, не забывая о семейном бюджете. Дети росли здоровыми, умными, радовали родителей хорошим аппетитом и отличными оценками. В общем, была у Одинцовых не жизнь, а рай в домашнем интерьере.

Но не бывает всегда и все хорошо. То есть хорошо-то бывает, но не всегда. Или не все. Как ни печально семейное существование подвержено катаклизмам. Как это происходит? Неожиданно ясный небосклон затягивает тучами, налетает буря и сметает хрупкое жилище; сыплется град и пробивает крышу дома; или ударяет молния и поджигает все вокруг, оставляя после себя выжженное пепелище. По Одинцовым паровым катком проехалась служебная карьера вкупе с кризисом среднего возраста. Внезапно, но, в принципе, вполне предсказуемо, Петра Семеновича повысили. Зарплата неимоверно выросла, и вместе с ней заколосились многочисленные запросы. Большой чиновник огляделся по сторонам и увидел огромное количество дам, не охваченных его вниманием.

Как же так, подумал Петр Семенович. Что-то я упустил. Нет, жалеть не о чем. Людочка, Сереженька, Мариночка — путеводные огоньки на тропе к дому. Только надо ли мне, подобно тупому волу, туда тащиться? Вопрос серьезный… Ведь в приемной сидит секретарша Лидочка. Ах, какая девушка! Красный диплом, ноги как у модели, голубые глазки. Блеск! А Ирма Леонидовна из отдела кадров? Ах, какая женщина! Французские духи, пышные прелести в декольте, сказочные бедра. Шик! Надо что-то делать, мысленно подытожил он и запустил бумажный самолетик, сложенный из прошлогоднего отчета, в потолок.

Нанятой домработнице дети дружно устроили бойкот, и она уволилась через неделю. Да и вообще зарплата оказалась не такой уж и высокой, как казалось вначале. Потом еще танцевальный кружок, футбольная секция и родительские собрания в школе. И родители нападают с упреками, что разрушил семью, и отказываются лишний раз присмотреть за внуками, ибо нечего бегать и крутить шашни со всякими потаскухами. Между тем, бывшая кинулась в загул и ничего: цветет и пахнет. Нет, совсем не так он представлял себе свободу.

— Папа! — громко крикнула из комнаты дочка. — У меня сложение в примере не сходится. Помоги!

Петр Семенович тяжело вздохнул, встал из-за стола, повесил передник на крючок и пошел вспоминать математику за третий класс. Знал бы он, какой сюрприз преподнесет ему сын, когда подрастет, то, наверное, сбежал бы со свободы в монастырь. Однако коварная судьба молчала и не подавала никаких знаков. Разве что учительница танцев очень хвалила врожденный артистизм и пластичность Сереженьки, но Петр Семенович, вконец измотанный жизненными проблемами, не придал сему настораживающему факту особого внимания. Некогда внимать намекам свыше, когда ужин на носу, и по углам сидят голодные дети.

После математики надо было жарить котлеты.

© Антон Смирнов

P.S. Делитесь этой записью с друзьями!

Источник

Load More Related Articles